Через год после наводнения в июне 2016 года, французы не защищены от риска наводнения.

Наводнения c 30 мая по 6 июня 2016 года могут стать предвестником большого наводнения, и мы не готовы к этому.

pascal klein megasecureuropeПаскаль Клейн
Основатель MegaSecur Europe, бывший сотрудник парижской пожарной команды

PHILIPPE WOJAZER / REUTERS
Так выглядела Сена 3 июня 2016 года.

В то время как восточная Канада сталкивается с самыми тяжелыми наводнениями за полвека, с чрезвычайным положением в Монреале и 125 других населенных пунктах, когда сам премьер-министр Джастин Трюдо утверждает, “что частота появления экстремальных погодных явлений увеличивается и (что) это следствие изменения климата“, какой вывод сделала Франция через один год после сильных наводнений, которые серьезно повлияли на средние притоки Сены и Луары в июне прошлого года? Скорее незначительный.

Отчет о наводнении в июне 2016 года: немного критики

Из доклада, опубликованного в феврале 2017 года министерством окружающей среды и министерством внутренних дел (1), мы узнаем, что системы прогнозирования паводков в значительной степени стали более эффективными, о том, что слишком много муниципалитетов не имеют планов совместных действий, о том, что имеются ограничения в компетенциях групп, которые обеспечивают наблюдение за дамбами Луары и ее притоков, и что схемы финансовой помощи для граждан, подготовленные государством, вероятно, не имеют достаточно высокой эффективности. Поскольку это официальный отчет, есть все основания для беспокойства.

Наводнения, длившиеся с 30 мая по 6 июня 2016 года, могут стать предвестником более интенсивного наводнения, и, несомненно, мы не готовы к этому.

НАЛОГ НА СТИХИЙНЫЕ БЕДСТВИЯ: ложный налог, который подрывает нашу культуру управления рисками!

Франция гордится тем, что создала систему компенсации за стихийные бедствия, которая является поддерживающей и обеспечивает защиту, однако такая система коварно подменяет удобством компенсации усилия по защите. После каждого наводнения происходит гонка “состояния стихийного бедствия”. (2)

Из 861 муниципалитетов, объявленных находящимися в условиях стихийного бедствия в июне 2016 года, более половины не имели плана предотвращения наводнений, целью которого является регулирование землепользования в зоне затопления. Полное заблуждение!

Наводнения в июне 2016 года, несмотря на свой умеренный масштаб, обошлись в 1,2 млрд евро, став вторым по дороговизне природным явлением после режима стихийного бедствия в результате шторма Синтия. Знамение времени, затраты по сравнению с затратами на первые природные катастрофы (см. баланс налога на стихийные бедствия 1982-2015) увеличились в 3 раза за тридцать лет (1,6 миллиарда в 2015 году).

Этому режиму придет конец при первом же следующем крупном наводнении, и именно через долг государство возместит страховку. Именно это следует из документов.

На протяжении столетия в стране не было крупных наводнений, последнее такое наводнение произошло на Сене в 1910 году, но, по оценкам, каждый год имеется вероятность 1/100 наводнения подобного масштаба в парижском регионе. Материальный ущерб оценивается ОЭСР в размере 30 млрд. евро.

Что касается Луары, дьявольская механика забывания уроков стихийных бедствий еще более ужасна. Сотни тысяч граждан считают, что их защищают дамбы, построенные еще в средние века, которые уже многократно восстанавливались до 1856 года, даты последней крупной катастрофы.

Люди древних эпох понимали механизмы природных катастроф. Однако, на сегодняшний день, чрезмерная урбанизация, разрушение экосистем, непроницаемость поверхности почв – все это факторы, которые усугубляют последствия исключительных климатических аномалий. Не говоря уже о слабости государственной политики по отношению к зонам застройки.

Постепенно, на протяжении веков, перекрывая реки и организуя масштабные проекты для замедления потока, мы подошли к вполне предсказуемому концу возможностей эксплуатации природных пространств.

Эффективны ли программы PAPI? Весьма сомнительно…

Вступили в силу в 2003 году Программы действий по предотвращению наводнений (PAPI), направленные на снижение последствий наводнений на территориях, благодаря глобальному подходу к риску, определенному партнерством между государственными службами и местными действующими лицами. Цель этих крупномасштабных программ: профилактика наводнений с помощью сотен более сложных исследований и сценариев для лучшего понимания рисков и защиты территории, в основном, за счет структурных мер динамических замедлений или гидрозащитных работ стоимостью в сотни миллионов евро. (3)

Изучая катастрофы последних десятилетий (Ним, Вэзон-ля-Ромэн, Гар, Корсика…), мы можем вполне логично сомневаться в эффективности этих инвестиций и систем защиты, которые иногда терпят неудачу.

Предупреждения метеослужбы, Vigicrue, научные прогнозы, никогда мы еще не были так хорошо предупреждены о надвигающихся стихийных бедствиях. Однако, когда дело касается эффективной защиты граждан и чувствительных площадок, ничего или почти ничего не планируется.

В эпоху чрезмерной регламентации кажется, что ожидание и инерция занимают больше места, чем действия и защита. Да, климат меняется, и нам придется это принять, а ущерб, наносимый наводнениями, не является неизбежным, поскольку можно защитить себя, если государственные и местные власти захотят выделить для этого средства.

В настоящее время известно, что каждый четвертый француз и каждый третий работающий гражданин потенциально подвергаются риску наводнений, и мы должны научиться жить и пытаться уменьшить последствия подобных катастроф.

Каким образом? Путем обеспечения недосягаемости для наводнения наиболее чувствительных площадок, защитив коллекторные сети, приняв на вооружение мобильные системы экстренного реагирования, проводя мелиорацию водно-болотных угодий, даже в самом сердце наших городов! Давайте перестанем бетонировать наши берега, создавать искусственные водоемы с сомнительной эффективностью и астрономическими издержками в десятки миллионов евро. Это все – пассивная защита, которая не защищает наших граждан от наводнений в результате ливней в местах, где они проживают.

Зная, что на исправления ошибок прошлого потребуются десятилетия, не пора ли сделать шаг к устойчивой адаптации и правилам строительства, которые включают реальный риск наводнения?

Таким образом, настало время для государственных служб прекратить перекладывать ответственность друг на друга и четко определить полномочия и обязанности каждой стороны, не говоря уже о полномочиях и обязанностях граждан, первом субъекте гражданского общества. Необходимы срочные действия для реальной защиты.

Способная ли Республика гарантировать всем личную безопасность и безопасность имущества? Попытаемся доказать.
(1) Доклад Генерального совета по окружающей среде и устойчивому развитию № 010743-01 и IGA № 16080-R
(2) https://www.lesechos.fr/idees-debats/cercle/cercle-157774-les-couts-caches-du-regime-cat-nat-2004732.php
(3) http://www.georisques.gouv.fr/ma_maison_mes_risques/

Share This Story, Choose Your Platform!